Қидириш

Энг кўп ўқилган саҳифалар

    Кутубхона

    Facebook

    Марҳабо Қўчқорова. Замонавий прозада руҳият талқини

    (Улуғбек Ҳамдам насрий асарлари мисолида)

    Адабиётимиз тарихини кузатадиган бўлсак, ўтган асрда Абдурауф Фитрат, Чўлпон, Ойбек каби истеъдод соҳиблари ҳам шоир, ҳам носир, ҳам драматург, ҳам таржимон сифатида ўзларининг адабий шахсиятларини намоён этишган. Шу кеча-кундузда биз билан ҳамнафас яшаётган Улуғбек Ҳамдамов ҳам олим, шоир, романнавис, ҳикоянавис, таржимон сифатида адабий жамоатчиликка яхши маълум. Ҳақиқатан ҳам у Фитрат, Чўлпон, Ойбек каби етук зиёлиларимизнинг муносиб издоши.

    Улуғбек Ҳамдамовнинг «Узоқдаги Дилнура» номли қисса, ҳикоя ва шеърлари жамланган янги китоби нашр этилди. (Узоқдаги Дилнура. Тошкент: Академнашр, 2010, 232 бет). Мазкур тўпламга адибнинг «Ёлғизлик» қиссаси, «Тош», «Узоқдаги Дилнура», «Лола», «Қайтиш», «Оташ», «Яхши одамлар» ҳикоялари ҳамда «Қирқ ёшнинг таваллоси» сарлавҳаси остидаги янги шеърлари тартиб берилган. Филология фанлари доктори Б.Каримов китобнинг кириш сўзида муаллифни турли жанр ва услубда ижод этаётган ижодкор сифатида қайд этиб шундай дейди: «Улуғбек адабий-танқидий мақолалари, шеърий туркумлари, насрий асарлари билан адабий жамоатчилик эътиборини тортди. Ижодкорнинг кўнгил хазинаси турли жанр ва услубдаги асарлар шаклида  майдонга чиқади ҳамда муаллифнинг адабий шахсиятини намоён этади»[1].  Мазкур тўпламга киритилган илк асар – «Ёлғизлик» қиссаси Б.Каримов, Қ.Йўлдошев, Р.Раҳмат каби олим, тадқиқотчилар таъкидлаганидек, ноанъанавий услубда битилган. Давоми

    Нургали Сыздыкбаев. Мифопоэтика Улугбека Хамдама: Бунт и Смирение

    В связи с изменившимися на рубеже веков общественно-политическими, социокультурными и нравственными ценностями религиозная тематика вновь стала привлекать внимание писателей. Духовность проявляет себя через религию, ее заповеди. Духовная тематика, ставшая содержательным стержнем наиболее значимых произведений современной литературы, предполагает решение многих злободневных проблем макрокосма. Ответы на них пытается найти и Улугбек Хамдам, в основе романа которого «Бунт и смирение» (2006) – мифологема о сотворении Богом первого человека и его грехопадении.

    В предисловии к роману, озаглавленном «В поисках утраченного рая…», Н.В.Владимирова и Г.Т.Гарипова так объясняют обращение автора к библейским и кораническим сюжетам: «Используя библейские и коранические сюжеты, Улугбек Хамдам изначально создает в своем текстовом пространстве модель мира, ориентированную в динамике своего развития на идею божественной предопределенности. Вкрапление мифосюжета о первородном грехе Адама и Евы рефреном проводит мысль не только о бунтующем Человеке и его смирении, но и о сути его Греха и Прощения»[1]. С помощью мифосюжета автор пытается вскрыть универсальную модель «идеального бытия» (Е.Мелетинский), кроющуюся в недрах мифа. Давоми

    Умарали Норматов. «Адабий жараёнда «Мом синдроми» рисоласи ҳақида

    Ўтган аср бошларида, кўп асрлик адабиётмиз туб янгиланиш йўлига кирган кезлари «Адабиёт надир?», «Театр надир?», «Танқид надир?» деган саволлар кўндаланг қўйилди, шунда, жумладан, ўзбек жадидларининг отаси Беҳбудий адабий танқид ҳақидаги мақоласида ўша принтсипиал саволга жавоб ахтариб «танқид сараламоқлир» деган оқилона жавоб топди. Дарҳақиқат, адабий танқиднинг бош вазифаси, асл функтсияси адабий жараённи синчиклаб кузатиб, билимдонлик, нозик дид, фаросат, бундан ҳам муҳими, холислик билан ёндашиб ундаги, яъни катта оқимдаги хас-хашаклар орасидан чинакам бадиий кашфиётларни, чин истеъдодларни топиш, кашф этиш, уларга одилона баҳо бериш, чин асарларнинг чин нафосатини, асл моҳиятини очиб беришдан иборат экани ўша кезлардаёқ аён эди. Миллий танқидчилигимизнинг илк босқичида Вадуд Маҳмуд, Чўлпон, А. Қодирий ва Ойбеклар айни шу йўлдан бордилар…

    Афсус, минг афсус, тоталитар режим ҳамма жабҳани, жумладан, адабиётга раҳнамоликни қўлга олганидан кейин бу хайрли тамойил барбод бўлди, танқид майдонида қиёмат қўпди. Улкан миллий уйғониш туфайли қад ростлай бошлаган соғлом адабий жараёнда пайдо бўлган ҳар бир ёрқин истеъдод, чин бадиий кашфиёт дейишга арзигулик ҳар бир асар, А. Қаҳҳор сўзлари билан айтганда, найза кўтариб қарши олинди; Чўлпон, А. Қодирий, Фитратлар қисмати, Чўлпон шеърияти, «Ўткан кунлар», Фитрат дарамалари, «Сароб», «Қутлуғ қон», «Навоий», «Жалолиддин», «Қўшчинор», кейинроқ «Тобутдан товуш», «Юлдузли тунлар» теварагида кечган машъум машмашалар, адабий жаҳолат, тўғридан-тўғри демагогиядан иборат кампаниялар яқин кечмишимизнинг энг кирлик — қора кунлари тарзида тарихда қолди. Давоми

    Баҳодир Карим. Улуғбекнинг дил изҳори

    Бадиий адабиёт размлар тили, эзгулик ва қабоҳатнинг мангу жангоҳи, инсон қалбидаги чексиз изтироблар сувратидир. Бугуннинг иқтидорли ижодкорлари инсоннинг ботинига, ҳис-туйғулари тўлқинига, орзу-армонларига диққатни қаратмоқда.

    Серқирра ижодкор Улуғбек Ҳамдам асарлари ҳам бундан мустасно эмас. Улуғбек адабий — танқидий мақолалари, шеърий туркумлари, насрий асарлари билан абадий жамоатчилик эътиборини тортди. Ижодкорнинг кўнгил хазинаси турли жанр ва услубдаги асарлар шаклида майдонга чиқади ва муаллифнинг адабий шахсиятини намоён этади.

    Муҳтарам ўқувчи! Улуғбек Ҳамдам сиз учун яна бир совға — китоб ҳозирлабди. Давоми

    Камилова С.Э., Панченко К.И. «Божественный полет и тупики души»

    ( по повести Улугбека Хамдама «Одиночество»)

    Современный литературный процесс характеризуется активными поисками новых жанровых форм, усилением интереса к повествовательной прозе, стремлением найти новые жанрово-стилистические формы отражения новой действительности. Происходит авторское переосмысление жанровых парадигм, появляются так называемые «гибридные жанры», «условные жанры», «авторские жанры»: роман-комментарий, роман-конспект, роман-идиллия, роман-житие, повесть-сказка, повесть-притча, повесть-эссе, двучастный рассказ, рассказ-сновидение, рассказ-версия и т.д.

    Эти процессы характерны и для современной узбекской прозы. В этом плане несомненный интерес представляет творчество нашего современника Улугбека Хамдама, яркого и самобытного писателя, в чьих произведениях отразились не только актуальные нравственные проблемы современности, но и поиск жанровых новаций, позволяющих более полно и глубоко воссоздать сложную реальность сегодняшнего дня и духовные искания современника. Его сложный и оригинальный художественный мир заставляет думать, рассуждать, о смысле жизни, о человеческом предназначении, об ответственности перед поколениями и других нравственных проблемах. Все это наиболее выпукло проявилось в его повести «Одиночество»[1] (1994 – 1997 гг.), вышедшей отдельной книгой в 2008 году[2]. Давоми

    Комилжон Жўраев. Ёзувчи исёни ва итоати

    Жаҳон адабиётида ижтимоий шароитдан келиб чиққан ҳолда, борлиқ ва инсон ҳаётининг маънисизлиги ҳамда фожеийлиги ҳақида кўп гапиришяпти. Ҳатто бадиий асар объекти бўлган шахснинг тарихий-ижтимоий зиддиятлар ичида ўралашиб қолганлигини ва унинг ҳаётидаги аниқ муаммоларни очиб берувчи адабий атама-иборалар пайдо бўла бошлади. Борлиқнинг фожеийлиги, абсурд воқелик ва абсурд тасвир, инсониятнинг метафизик исёни, инсон мавжудлигининг драмаси, шахс мақоми, ҳаёт моҳияти, эркинлик ва эрксизлик, ёлғиз инсон каби тушунчалар шулар жумласидан.

    Экзистенциалист олимлар инсон тафаккурининг мавжуд воқеликка исёни тарихини фалсафадаги тушкунлик ва нигилизм оқимлари тарихининг қарши таркибий қисми деб баҳолаб, бадиий асар қаҳрамонининг қалбида вакуум – бўшлиқ пайдо бўлганлиги, унинг индивидуализм, ёлғизлик кайфияти, ўзи ва оламга нисбатан нафрат ҳисси, ўлимнинг муқаррарлиги ҳақида доим ўйлаш, даҳрийлик, худони инкор этиш ва унга қарши исён, хатти-ҳаракатларининг аҳамиятсизлиги ва қадрсизлигини кўрсатиб беришяпти. Давоми

    Николай Ильин. Повесть Улугбека Хамдама «Одиночество»

    Повесть известного узбекского писателя Улугбека Хамдама «Одиночество», подготовленная к изданию на русском языке, достаточно необычна во многих отношениях. Прежде всего следует отметить, что она не является повестью в привычном понимании, то есть произведением с более или менее развернутым сюжетом, описанием жизненных коллизий героев и проработкой характеров персонажей. Можно сказать, что это лирическая повесть, где по существу заявлен один персонаж – сам рассказчик с едва намеченными фактами биографии (предприниматель, ученый, писатель) и отдельными ситуациями-эпизодами, всплывающими в его памяти. Главным содержанием произведения также является не изображение жизни персонажа в определенной временной и социальной ситуации, но прежде всего размышления этого персонажа о смысле и основных вопросах человеческого бытия, а элементы сюжетности (смерть сына, потеря и обретение работы, отъезд и возвращение семьи и др.) лишь повод для этих размышлений. Повесть носит не только лирический, но и исповедальный характер, ибо расстояние между главным персонажем (у него даже нет иного имени, кроме «я») и реальным автором сведено до минимума: «я буду писать обо всем так, как оно есть; я беру на себя смелость прямо взглянуть в ужасающее, покрытое синяками и кровоподтеками лицо Истине, и…будь что будет», — заявляет автор-рассказчик (с. 5-6)[1]. Давоми

    Мувозанат
    Исён ва итоат
    Сабо ва Самандар