Қидириш

Кутубхона

Facebook

МУСУЛЬМАНИН

МУСУЛЬМАНИН
(Рассказ)

С приходом весны во дворе поселилась птичка. Хусан раньше не замечал ее, но сегодня днем обратил внимание на птаху, порхающую с ветки на ветку. Странно, она почти не разлучалась с урючиной, накинувшей на себя белоснежный платок из цветов.

В свободное время Хасан не упускал возможности поддеть своего брата-близнеца Хусана, который как обычно сидел у окна, словно пригвожденный, витая в облаках. Вот и сейчас: «Гм, опять тоскуешь? Лучше бы подумал о предстоящей беседе. Встреча со светлейшим шейхом Ахмадом Жунайдом может перевернуть твою жизнь, Хусан! Эй, кому говорю?! Ты что, окаменел?!», — нападал он. Полное равнодушие собеседника все более раздражало его – «Что ты, ведешь себя, будто получил путевку в рай?!»

Хусан не обращал внимания на его слова. Хотя раньше, как помнится, вступал в спор. Однажды они даже сильно повздорили. Это случилось перед тем, как братья собирались совершить омовение перед молитвой «нафл» . Соседский мальчишка попросил помощи в каком-то пустяковом деле. Хусан тогда ушел и припозднился. А по возвращению Хасан нравоучительно заметил ему: «Сначала молитва, потом помощь». Хусан в ответ что-то сказал, слово за слово, между ними возник спор, они раззадорились как молодые петушки.

- Не будь консервативным фанатиком, ислам – религия великодушных. Даже если ты во время преклонения увидишь скорпиона, сначала отрази нападение, а затем обращайся к молитве, – горячился Хусан.

- Ну, да, — отвечал Хасан – такие разговоры лишь отговорка для тех, кто не в состоянии как следует исполнять свои обязанности.- Затем взяв книгу «Куръони карим», стал слово в слово переводить и толковать выдержки из текста, хотя прекрасно знал, что Хусан лучше него знает арабский. Мало того, он стал комментировать истории из жизни сподвижников четырех праведных халифов. Хусан тоже не молчал, доказывая свою правоту, приводил афоризмы святых: «Священные речи каждый понимает по-своему, на всем белом свете не встретишь мусульман, одинаково толкующих веру. У кого-то она сильнее, у кого-то слабее, почему ты всех меряешь по себе, Хасан? – бесился он.

Временами, когда такие дискуссии затягивались, сердце Хусана обливалось кровью, он выходил из дому и часами стоял под деревьями, изливая им свою душу. Потом … потом внезапно появилась та птичка! С её появлением ему расхотелось спорить с Хасаном. Однажды он даже сказал Хасану со слезами: «Прости меня глупца, не ведая, спорю, ты прав, как ни крути! — Хусан расчувствовавшись, обнял брата: «Будь тверд в своей вере!». Жаркие споры, как взрывы вулкана, мгновенно стихли, Хусан согласился с доводами Хасана в отношении религии. Согласиться то, согласился, но не изменился Хусан: каким был, таким и остался. Хоть и следовал он предначертаниям Хасана, но жил и мыслил как прежний Хусан. Интересно, да?

 

*****

Порой птичка безмолвно сидела на ветке в объятиях урючины, сплошь усыпанной цветами. Птичка не засиживалась подолгу на одном месте, и поэтому Хусан торопился налюбоваться ею. Вот сейчас она показалась лишь на мгновение, порхая с ветки на ветку. Хусан поймал ее взглядом, всем своим существом, превратившись в зрение. Птичка запела сладким голосом, лаская слух Хусана. Пела она увлеченно и самозабвенно. Душа Хусана наслаждаясь, таяла как воск, сам же он оставался недвижим, как камень. Закончив пение, птичка быстро стала вертеть изящной головкой, и Хусан увидел ее живые, испуганные глаза. Ему показалось, что она тоже взглянула на него, взглянула… и тут же скрылась в ветвях дерева. Ее нигде не было видно, но через некоторое время птичка снова стала петь своим волшебным голоском.

- А ну вставай, ну что ты за человек? Так ты всю жизнь потратишь впустую, глядя в окно!- резко окликнул его Хасан, выходя из дому с книгой в руках.- Когда же ты, наконец, сосредоточишься на предстоящей беседе? Это ж не просто так, это соб-ра-ни-е, где участвует сам арабский шейх! Эй, если мы себя проявим как следует, то поездка за границу у нас, считай, в кармане.

В этот момент зазвонил мобильный Хасана и он, отвечая на звонок, отошел в сторону. Через какое-то время вернулся сумрачный и расстроенный.

-Отец болен

Хусан рассеянно переспросил:

-Что?

- Ты что, оглох, я говорю, отец слег – вышел из себя Хасан – Глухой!…

- Вай,- перепугался Хусан. — Лишь бы не серьезно! – Вскочив с места, он кинулся к брату.

- Не знаю… Что будем делать, Хусан? Здесь еще это собрание…

- Что ты говоришь Хасан? Едем!

************

Ранним утром близнецы с легкими рюкзаками за плечами отправились в дальний путь. Выходя из дому, Хусан вдруг услышал мелодичные и задушевные трели не одной, а сразу двух птичек. Озираясь, он на минуту остановился. Действительно, в ветвях дерева сидели две птички, неизвестно откуда появившиеся, и как две капли воды, похожие друг на друга. Кто из них старая знакомая, а кто гостья невозможно было определить.

- Смотри, Хасан, птичек стало две, так похожи друг на друга словно близнецы, — изумился Хусан.

- Хусан, давай ты мне не будешь действовать на нервы с утра. Дорога предстоит длинная, — торопливо заметил Хасан, обходя брата.

Вскоре близнецы, сев в такси, направились в родные места. Примерно через три часа их машина остановилась у маленького придорожного кафе.

- Покушаем? – водитель, не дожидаясь ответа, слез и засеменил в сторону забегаловки. За ним последовали муж с женой, знаками приглашая близнецов за собой.

- Нет аппетита,- произнес Хусан.

- Идем, помолимся, — открыв дверь машины, сказал Хасан.

Место, куда они спустились, было весьма живописным. У подножия горы раскинулось широкое поле, сбоку шумела речушка, а у перешейка росли невысокие деревья, то ли обычные ивы, то ли плакучие – сразу нельзя было понять. Под этими деревьями текла кристально-чистая вода. Хусан, опустившись на колени к арыку, ополоснул лицо и встрепенулся: «Ух, ты, холодная!»

- Так горная же. — Хасан присел на корточки около брата. — Ты совершил омовение?

- Совершить то совершил, но до дома уже близко, может там спокойно, не спеша, помолимся?!

- Нужно молиться вовремя. Хусан, ты, теорию знаешь, как пять пальцев, а когда дело касается практики, становишься каким-то нерасторопным, — сказал Хасан. – Вчера на предписании о добрых делах, на котором, кстати сказать, тебя не было, рассказывали, как один пассажир, совершая намаз, опоздал на рейс. Через какое-то время пришло известие о том, что этот самолет попал в авиакатастрофу, и все на борту погибли. Видишь, намаз спас его…

- Нельзя такими примерами популяризировать молитву,- Хусан на минуту забыл, что обещал сам себе не спорить. — В самолете может, были более добродетельные и чистосердечные люди. А что ты скажешь о несовершеннолетних и безвинных младенцах? Это судьба, жребий, написанный на лбу. Хасан, таким способом нельзя преувеличивать значение намаза. Хочешь, я тоже тебе поведаю похожую историю, — положив молитвенный коврик на землю, Хусан повернулся лицом к Хасану.- Один парень, золотые руки, решил уехать за границу подработать. Его мать, оставаясь одна дома, сетовала: «У меня, сынок, почему-то сердце не на месте, может, не поедешь?» Сын, призадумавшись над словами матери, взвесил все за и против, и все таки решил уехать. В аэропорту, выяснилось, что он опоздал, закончилась регистрация пассажиров и он, волей-неволей, возвратился домой и расстроенный прилег в своей комнате. В гостиной мать смотрела по телевизору «Новости», где сообщили о том, что самолет, в котором хотел лететь ее сын, взорвался в воздухе. Мать с рыданиями бросилась в соседнюю комнату к сыну: «Смотри, сынок, я же говорила, что неспроста у меня ноет сердце, твой самолет…», — слова застряли у нее в горле. Смотрит, ее здоровый и некогда цветущий сын лежит на полу бездыханный…

- Хасан, все дело в судьбе или в роке. Если настанет смертный час, то нет никакой разницы, где это произойдет: в самолете ли, на земле ли… Живым тот набожный человек остался не из-за молитвы, это страницы скрижали…

- Не святотатствуй, не произноси слов всуе, Хусан,- рассердился Хасан.- Кто скажет, что ты учишься в Исламском университете?! В жизни ничего просто так не происходит. Тот мусульманин остался живым только благодаря молитве, это же ясно, как день! Не будь похож на упрямых неверующих, которые требовали от пророка доказательств, хотя и так все было ясно.

- Хасан, скажи: сохрани, Господи!

Не возражая больше, Хусан встал у молитвенного коврика.

- Дай, бог, братик, дай бог,- прошептал Хасан.

 

*****************

 

Пока близнецы читали молитву под деревом, где-то наверху вдруг

послышалось щебетанье. Хусан отвлекся и сбился с аята . Хасан, стоявший позади, поправил его. Закончив намаз, Хусан оглянулся по сторонам, ища птиц.

- Так ты или разума лишишься, или навлечешь на себя какую-нибудь беду, рохля, — завелся Хасан, собирая молитвенный коврик.- Как можно забыть аяты, которые повторяешь каждый день по пять раз! Где ты витаешь? Вспомни, что говорил Ахмад Жунайд? Даже маленькая ошибка во время молитвы подрывает основы веры. А ты… — Хасан замолчал, не найдя слов от возмущения. Хусан махнул рукой, не обращая внимания на раздосадованного брата, он думал лишь о птицах, которые долго не попадались ему на глаза, хотя он внимательно искал их. Но, слава богу, они оказались здесь, только чуть-чуть дальше. Птички слегка поклевывали друг другу головы своими жемчужными клювиками и издавали какие-то томные звуки.

- Что опять такое? Иногда ты переходишь все границы,- заворчал Хасан, наблюдавший за происходящим.

- Иди сюда, Хасан!- взволнованно позвал брата Хусан. – Посмотри вон туда, не их ли мы видели сегодня утром в Ташкенте?

- Э-э! Да что ты такое говоришь?!- Хасан даже не взглянул в ту сторону и направился к машине.

А Хусан подошел поближе, стал прислушиваться к щебетанью птиц. «О чем они щебечут?… Вот, если бы я понимал их пестрый и переливчатый язык. Интересно, возможно ли это? Пророк, согласно книгам, понимал язык птиц. Наверно, хорошо знать их язык!»

Он вспомнил легенду о человеке, который мечтал обучиться языку птиц и животных. Согласно преданию, он пришел к пророку Сулейману и попросил, чтобы тот помог ему обратиться с просьбой к Богу об осуществлении его мечты. Сколько бы ни отговаривал его пророк, он упрямо стоял на своем. Наконец, упрямец получил то, что хотел и, возвратившись домой, услышал беседу кошки с собакой. «Курица хозяина больна и скоро умрет, а мы с тобой хоть один день наедимся вдоволь мяса», — говорит кошка собаке. Намотав на ус, хозяин быстро продал курицу на базаре. Через какое-то время опять услышал разговор: «Корова хозяина больна, скоро умрет, и мы с тобой целый месяц будем кутить». Он срочно избавился и от коровы. Но самое неожиданное было впереди: однажды он застал за беседой своих домашних питомцев: «Потерпи, в этот раз наш хозяин сам болен, скоро умрет, и мы целый год будем пировать».

Испугавшись, бедняга поспешил в покои Сулеймана. «Ты не смог склонить голову перед малым испытанием, нужно было потерпеть, теперь же невозможно тебе помочь»,- услышал он ответ посланника Бога. Бедняга растерялся, у него потемнело в глазах. Через какое-то время он умер, а собака и кошка действительно лакомились на его поминках, которые растянулись на год.

«Наверное, правильно, что человек в некоторых вещах несведущ. Не удивительно, что нам даны мизерные знания о душе, в этом есть какая-то своя мудрость»,- прошептал про себя Хусан.- Почему эти птички отправились с нами в дорогу? Кто же они: на ласточек вроде не похожи, может, соловьи… нет, не соловьи. Внешне похожи на маленьких белых птичек, может жаворонки нет… на наших горлиц смахивают… но, нет, они не из них! На всех похожи, но все-таки, другие это птицы!- размышлял Хусан – Как же они прекрасны! И что же означает их щебетанье? И почему они следуют за нами?!

***************

Наконец, близнецы добрались до дома. Их отец лежал в постели, у него поднялось давление. «Сколько уже лет, все никак не может успокоиться: то с кетменем в огороде, то в саду возится, то ухаживает за скотиной», — журила его напуганная мать.

- Да, но что мне делать, если я не могу жить по-другому, не могу не трудиться,- оправдывался отец….

Успокоенный хорошим самочувствием отца, Хусан взял за правило гулять по саду. Не в этом ли очарование весны, что человек не в состоянии постичь всего многообразия птичьих голосов.

«Что ты там потерял», – недоумевал Хасан, наблюдавший за ним. А он, ни на что не обращая внимания, упрямо искал необыкновенную парочку. «Я их обязательно разыщу, среди множества птиц в саду, мои ни на кого не похожи», — думал он. Впрочем, волшебные птички сидели рядышком и сладко пели на слегка склоненной ветке рано зацветшего миндаля. Хусан подошел поближе к дереву, остановился на расстоянии, чтобы не спугнуть их, замер на мгновение и стал подыскивать удобное место, чтобы присесть. Расположившись на пне, Хусан погрузился в волшебное пение удивительных птиц. Через некоторое время Хусан заметил, что в саду звучала целая симфония птичьих голосов. Сначала это были лишь какие-то беспорядочные звуки, но постепенно все слилось в изумительную гармонию. «О, господи!»- прошептал Хусан и вопросительно глянул на своих птичек, словно хотел узнать, какое же место им определено в этом грандиозном хоре. Тайна раскрывалась постепенно, и чувства переполнили сердце юноши. Дело в том, что своим волшебным пением птички не только руководили этой сказочной симфонией, наполнившей сад, но и направляли ее в нужное русло. И действительно, как только они неожиданно умолкли, Хусану показалось, что гармония нарушилась, общая песня стала беспорядочной и фальшивой. Как будто чувствуя это, птички снова нежно запели, выравнивая мелодию. Душа Хусана наполнилась чудесным умиротворением и каким-то одухотворенным блаженством, все чувства смешались и слились в божественное единство.

*******

К счастью, через несколько дней самочувствие отца улучшилось, что несказанно обрадовало близких. Он призвал к себе близнецов, и поцеловав каждого в лоб, распрощался с ними как всегда напутствуя: «Дети, в жизни много соблазнов, будьте стойкими!».

Выйдя из родительского дома, братья сели в машину и отправились в столицу. Уже к полудню они были на перевале.

- Давай купим горных лепешек, в городе многие будут рады им,- внезапно предложил Хусан.

Все вышли из машины, но Хусан однако направился не в сторону торговых рядов с лепешками, а в другую, в заросли ив.

- Эй, лепешки здесь! – крикнул Хасан.

- Я сейчас, ты выбирай пока,- он окинул глазами ветви ив.- Где они? – Птичек не было видно, и это не на шутку встревожило Хусана.- Почему они мне так нужны? Птица – это птица, а я человеческого рода, откуда же появилась связующая нас невидимая нить? Почему я без них не чувствую себя счастливым, почему без них мне не хочется жить?! – с удивлением спрашивал себя Хусан.

Хасан тем временем уже уложил лепешки, курт и сушенный урюк в багажник машины.

-Хуса-а-ан!- услышал он, и ему ничего не оставалось, как вернуться к автомобилю. Открывая дверцу, Хусан услышал над головой щебетанье птиц и воспрял духом: «Господи, милосердный!» — облегченно вздохнул он. А птицы кружились в вышине и о чем-то переговаривались на своем птичьем языке…

 

********

- Опоздаем на пятничную молитву, какой же ты непробиваемый размазня! Ты что забыл, что нам после намаза нужно идти на собрание?- напомнил Хасан, возвращаясь со двора после омовения.

-Да, сейчас, – Хусан схватил кувшин, стоящий у двери и поспешил в уборную.

Через некоторое время близнецы шагали в сторону мечети. А с веток урючины звучало громкое пение птиц. Хасан и Хусан торопливо шли по дороге, около базарных ворот они увидели кучку молодых людей, избивавшую человека неопределенного возраста.

- Э, Хасан, смотри, — Хусан направился в ту сторону

- Хусан, ты в своем уме, их целая толпа, — недовольно пробурчал Хасан, но все таки пошел вслед за братом.

- Эй, эй, вы что творите, не стыдно вам?!- приближаясь, закричал Хусан.

Увидев двух рослых парней, торопливо направляющихся к ним, хулиганы бросились врассыпную.

- Пойдем уже, — Хасан потянул Хусана за рукав- Дело обернулось благополучно.

- Подожди немного, — Хусан потряс за плечо валявшегося в пыли беднягу.

- Отстань! – оттолкнул потерпевший своего спасителя. Затем хотел встать на ноги, но, споткнувшись, упал лицом в пыль. От него разило водкой, и еще чем — то мерзким и отвратительным.

- Тьфу! – сморщил нос Хасан – пойдем отсюда, не видишь, это же совсем опустившийся человек! – он прикрыл лицо ладонью и отошел.

- Приятель, — стал молить тот человек, — пожалуйста… одолжите несколько сумов, — он протянул сухую, грязную и трясущуюся руку.

- Не давай! Дашь — пропьет,- предупредил Хасан стоящий неподалеку.

Хусан засомневался: «дать или не дать?»

Действительно как же поступить правильнее — а? В такой ситуации нет готового ответа, если призадуматься. Прислушавшись к внутреннему голосу, он вытащил деньги и сунул в раскрытые руки.

- Глупец! – сказал Хасан – Ты же стал соучастником его греха!

Хусан опустив голову, молча, прошел мимо брата.

В мечети тьма народу, поэтому на молитву, совершаемую в честь добрых дел нужно приходить заблаговременно. Хасан и Хусан направились к своему постоянному месту, рядом с имамом. Народ собирался отовсюду, чтобы услышать проповедь. Было так многолюдно, что если зазеваешься, то не найдешь и пяди земли, чтобы присесть. Вот поэтому Хусан так торопил братца. Близнецы еле протиснулись в передний четвертый ряд, да и то, между ними влез мужчина средних лет с козлиной бородкой. Все молчали, превратившись в слух.

Имам сладким и степенным голосом складно говорил о намазе: «Братья, вы всегда должны помнить, что молитва первостепенна в религии. Если она перестанет быть важной, что может случиться? Здание религии обрушится! Никакая причина не должна помешать молитве. Предание гласит, что у святого Умара был роскошный сад, похожий на «Райский Эдем». Однажды, он, завороженный очарованием сада, забыл совершить третий намаз . Когда он вспомнил, то стало ясно, что на молитву с собратьями он опоздал. Святой Умар был религиозным человеком и, не задумываясь, отдал в дар несчастным и нищим свой прекрасный сад. Видите, как бы ни было тяжело, он устранил препятствие, помешавшее его молитвам. Мусульмане, это только рассуждать легко, но на самом деле это очень сложно, не секрет, что, когда приходиться совершать подобные поступки, мы не только не можем отказаться от великолепного сада, но и лишившись одного деревца, долго не можем успокоиться. А святой Умар? Он с корнем выкорчевал то, что тенью падало на его веру. Братья, если вы верующие, подумайте над моими словами…»

В этот момент в небольшое окошечко мечети, расположенное под потолком, с шумом залетела пара птиц и отвлекла внимание Хусана. Птички, догоняя друг друга, летали под куполом здания и щебетали. «О, господи, что же это за птицы? В них есть какая – то тайна. Иначе бы мы знали эту разновидность птиц. Их поведение, пение, движения – все, все другое…»- размышлял Хусан. Но, кроме него, никому не было никакого дела до птичек, все внимательно слушали имама.

Хасан тоже внимал ему, словно желая навечно запомнить его слова.

«Другой сподвижник пророка, для совершения намаза «хувтон» отправился в мечеть, и, придя, увидел, что народ расходится, – продолжал имам. -«Ох, опоздал»,- воскликнул он и побежал в другую мечеть, но, увы, и там намаз уже закончился. Он обежал все мечети в округе, но нигде не успел совершить молитву вместе с прихожанами. Возвращаясь домой ни с чем, он вдруг подумал:: «Читать намаз дома в 27 раз лучше, чем вместе с молящимися, что ж, я прочитаю эту молитву в одиночестве, наверняка она зачтется!». Дома он исполнил свое намерение. А ночью ему привиделся сон. Во сне он пришпоривал коня, чтобы догнать скачущую впереди группу всадников. Желая влиться в их ряды, он торопливо понукал своего резвого, но никак не мог их догнать. Наконец, один из всадников обернулся и сказал: «Не старайся, ты ни за что не догонишь нас, потому что мы читаем намаз вместе».

Братья, вам понятен смысл сна? – воскликнул имам и сам стал разъяснять его смысл: «Те всадники – это верующие, которые молились в мечети, а тот, кто скакал сзади – человек, прочитавший молитву в одиночестве. Смотрите, люди, знайте разницу между молитвой, прочтенной в мечети вместе с другими верующими, и намазом совершенном в одиночестве!»

У старика, сидевшего между братьями, затекли ноги, и он решил поменять положение, вытянув их перед собой со словами: «Слава Богу!».

В этот момент сверху на пожилого человека что-то упало. От сильной боли старик заохал. Упавшая вещь была ганчем, украшавшим потолок. То ли от собственной тяжести, то ли от того, что он был прикреплен наспех, ганч отвалился.

- Что случилось? – спросил имам, вытянув шею.

- Сверху отвалился ганч, — ответили близ сидящие.

- Никто не пострадал?- спросил проповедник

- Ничего особенного, Просто ушиб, продолжайте — почему-то повысил голос Хасан, опасаясь, что происшедшее нарушит беседу.

- Ты, что Хасан! У него, кажется, сломана нога, — растеряно заметил Хусан, наблюдавший за происходящим.

- Помогите мне выйти, – с трудом попросил пожилой мужчина.

- Обязательно, — Хусан, встав с места, взял подмышки старика.

- Возьми его с другой стороны, — обратился он к Хасану.

Сидящие на коленях люди посторонились, освобождая им дорогу.

- Там есть дерево,- указал рукой старик. Его положили около арыка под урючину.

- Ух, ты, как сломалась, — воскликнул Хасан, глядя на изуродованную ногу.

- Ладно, юноши, спасибо, идите в мечеть,- растянувшись под деревом, он поправил искривленную ногу, чтобы проходящие, увидев ее, не испугались.

- Что вы говорите, дядя? Разве можно вас оставить в таком состоянии ? – Хусан с беспокойством поглядывал на дорогу.

- Нет, сынок, из-за меня не опаздывайте на молитву. Что сломалось, то сломалось, уже не вернуть, – побелевшими губами прошептал старик, опираясь на правую руку, и положил голову на траву.

Прозвучал предупреждающий голос муэдзина.

- Идем, Хусан, намаз начинается. — Хасан как и в прошлый раз потянул брата в сторону мечети. – Надо идти, дядюшке кто-нибудь другой теперь поможет.

- Думаешь, что говоришь? Не видишь, в каком он состоянии, иди, ищи машину, нужно быстрее отвезти его в больницу!- намочив в мутной воде носовой платок, Хусан приложил его к лицу пожилого человека. – Сейчас, дядюшка, потерпите чуть-чуть…

 

Аллоху акбар………….

 

- Намаз начался, Хуса-а-ан, — забеспокоился Хасан – На-ма-а-а-аз!

- Смотри, Хасан, дядюшка сознание потерял…

- Я говорю тебе намаз, Хуса-а-ан!- закричал Хасан. – Не теряй веру!

- Хасан, если я сейчас не помогу этому пострадавшему человеку, то я думаю, что точно потеряю веру! – Хусан тоже повысил голос. – Как бы ты ни старался, не останавливаясь ни перед чем, вера — от Бога! Если он даст — она есть, если нет — то нет, понял?!

- Не святотатствуй! Идем на молитву!

- Сам не будь богоотступником! Идем, поможем сохранить жизнь человеку!

- Уважаемый шейх говорил…- слова застряли в горле Хасана

- Оставь уважаемого шейха, Хасан! Сам-то ты, что скажешь? Когда ты начнешь говорить своими словами?! – задохнулся Хусан.- Разве можно жить чьей-то верой? О, господи, смотрю я, ты мусульманин лишь в мечети, а когда выходишь за дверь невозможно понять, кто ты!

- Думай, что ты говоришь, Хусан, — завопил Хасан.

В это время над цветущей урючиной, облаченной в белые одежды, как паломник, возвращающийся с хаджа, появились две птички и начали беспокойно щебетать. Они кружили то над мечетью, то над улицей, постоянно возвращаясь к бедному пожилому человеку. И только слышался шум крыльев и непрерывный щебет: «пир-пир, чирик – чирик».

Братья удивленно взглянули на птиц в синем небе и перевели глаза на дядюшку.

В воздухе все еще звучал голос муэдзина:

Хаййа ъалас-солаааааааах… (Приходите на намаз)

Хаййа ъалал-фалаааааааах… (Приходите на прощение)

Код коматис солах…(Начинается молитва)

Хасан растеряно смотрел то на слабеющего старика, то на открытые ворота мечети, откуда слышались призывы на молитву. Колеблясь он нерешительно делал 2-3 шага в сторону мечети, а потом вновь устремлялся к старику. Все это время, одна из птичек постоянно кружила над его головой и в ее чириканье чувствовались настороженность и недовольство. В воздухе прозвучало «Сомкнуть ряды» и Хасан торопливо кинулся в мечеть. Тогда… тогда, эх…

Птичка, порхнула совсем низко, будто желая преградить ему дорогу: послышался какой-то странный звук, похожий на писк. Хасан сердито махнул рукой: «кыш!», задев ее кончиками пальцев. Она отлетела и рухнула, и только несколько перышек закружились в воздухе. Хасан торопливо вбежал в мечеть…

А Хусан в это время ловил машину. Наконец, взяв на руки потерявшего от боли сознание пожилого человека, уложил его на заднее сидение машины, а сам сел впереди. «Пожалуйста, брат, поезжайте быстрее». Белая машина стремительно рванула с места.

Птичка, кружившая все это время над мечетью, шумной улицей, пышно цветущей урючиной, вновь защебетала. Когда в воздухе послышалось «Оллоху акбар», она полетела и сделала круг над мечетью, затем легко порхнула в сторону уехавшей машины.

Около ворот мечети маячили женщина — попрошайка и черненький мальчуган, который, увидев на земле искалеченную птичку, хотел ее поймать, но все его старания были напрасны, потому что пострадавшая птичка обернулась, бросила взгляд в сторону, приближающейся опасности, рванулась, придя в себя, и, наконец, расправив крылья, взмыла высоко в небо. Полетав, она опустилась на ветку урючины.

*****

После молитвы, мусульмане группами выходили из мечети. С ними вышел и Хасан, направляясь в сторону урючины. Он сомневался, куда ему податься, то ли в сторону больницы, то ли в другую сторону. «Эх, Хусан, ведь было собрание!»- прошептал он с сожалением. Затем он вспомнил о предстоящей встрече с шейхом Ахмадом Жунайдом, и душа его успокоилась и наполнилась тихой радостью.

Тихо сидевшая до этого птичка, резко вспорхнула ввысь, а с трепещущей ветки урючины осыпались все цветы. Потом она закружилась над Хасаном, издавая странные звуки. Видевшие ее люди обратили внимание на ее беспокойство, но Хасан почему-то не замечал её. Наверное, ему мешал то ли шум стремительно пролетавших машин, то ли мечты и надежды, переполняющие его. Как бы то ни было, птичка еще покружила какое-то время, затем тревожно защебетала и с каким-то не свойственным для птиц порывом устремилась прямо в синее небо, а через мгновение, растворившись в нем, исчезла из виду…

Когда птичка взлетела, вместе с цветами трепещущей ветки, на которой она сидела, стали осыпаться цветы всего дерева, полностью обнажив его. Голое дерево казалось безнадежно мертвым. Но оно было ещё в таком возрасте, когда могло жить и плодоносить. И если в его корнях не заведутся черви, если оно выстоит под натиском стихий, то хочется верить, что следующей весной, оно вновь зацветет… Хотелось бы верить…

Да, если дерево не устанет цвести, птичка тоже когда-нибудь обязательно вернется…

 

 

Перевод с узбекского Саодат Камиловой

Ўқилди: 837

Мувозанат
Исён ва итоат
Сабо ва Самандар